Директива ес об авторском праве в интернете

Согласно нововведениям, интернет-компаниям придется подписывать лицензионные соглашения с правообладателями, такими как музыканты, исполнители, авторы, издатели новостей и журналисты, чтобы использовать их интеллектуальную собственность в Сети. Они также должны будут установить дополнительные фильтры, чтобы пользователи не могли загружать материалы, защищенные авторским правом.

Кроме того, поправки предполагают выплату компенсаций сетевым изданиям в случаях, когда обрывки опубликованных ими новостей попадают в поисковик.

Таким образом, теперь такие онлайн-платформы, как YouTube, будут нести ответственность за нарушения авторских прав, совершенные их пользователями. А c автоматических новостных агрегаторов, такие как Google News, смогут потребовать возмещение за использование фрагментов контента СМИ.

По сообщению Еврокомиссии, принятая сегодня директива поможет «соблюсти правильный баланс между интересами всех игроков рынка, возложив пропорциональные обязательства на онлайн-платформы».

Однако ранее интернет-компании выступили против ее введения, заявив, что предлагаемые поправки могут ограничить свободу слова и приведут к дополнительным затратам на создание новых фильтров контента. В частности, в Google не исключили возможности закрытия сервиса на территории ЕС, если будет введен «налог на гиперссылки». Активисты утверждали, что изменения приведут к цензуре.

Критики отмечают, что положения директивы могут трактоваться слишком широко, в результате под угрозой окажутся распространенные в Сети пародии, мемы и цитаты, передает CNN.

Свои опасения также высказали и в ряде стран ЕС: нововведения могут помешать инновационному развитию и подорвать конкурентоспособность блока на цифровом рынке.

Положения, вызвавшие больше всего противоречий сторон, касаются именно «налога на ссылки» и фильтров контента, подчеркнул «Право.ru» Роман Янковский, советник IP /IT практики Tomashevskaya & Partners Tomashevskaya & Partners Федеральный рейтинг II группа ТМТ II группа Интеллектуальная собственность III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × . Причем основными противниками нововведений остаются интернет-компании. «Налог на ссылки предполагает, что новостные издания смогут требовать компенсации за показы своего контента в поисковых системах. Такая проблема обострилась, когда Google News стал показывать в выдаче не только ссылки на сайт источника, а сразу открывать фрагмент статьи. С одной стороны, это справедливо, поскольку с таких показов СМИ не получают доходов от рекламы, с другой – ограничивается право на цитирование в информационных целях», – считает эксперт. В России же пока проблема остро не стоит: в нашей стране было всего несколько подобных споров. На рядовых пользователях, по мнению Янковского, нововведения не отразятся.

Принятая директива теперь должна быть официально одобрена Советом Европейского союза в ближайшие недели. После официальной публикации у государств-членов ЕС будет 24 месяца, чтобы закрепить новые правила в своих законах.

Директива ес об авторском праве в интернете

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 22, декабрь 2018 г., с. 49-63

12 сентября 2018 г. Европейский Парламент проголосовал за принятие новой Директивы по вопросам авторского права — Директивы Европейского Парламента и Совета об авторском праве в условиях единого цифрового рынка [1] (далее — Директива). И хотя окончательное одобрение Директивы состоится только в начале 2019 г., уже сейчас [дата написания статьи — сентябрь 2018 г.] можно подвести определённые итоги противостояния сторонников и противников реформы, а также рассмотреть предлагаемые нововведения, проанализировать последствия, которые ожидают нас при вступлении в силу Директивы.

Прежде всего стоит отметить, что рассматриваемые Директивы — один из важнейших элементов, призванных создать единый цифровой рынок на территории ЕС и установить правовые основы его функционирования. Как следует из преамбулы самой Директивы, она направлена на достижение таких целей как: обеспечение высокого уровня защиты правообладателей, создание необходимых условий для развития цифровых сервисов и услуг, поддержка инноваций, обеспечение широкого доступа к произведениям на территории всех государств.

Основные положения Директивы

Для достижения данных целей в Директиве предлагается принятие целого комплекса мер, которые кардинально изменят текущее законодательство ЕС об авторском праве:

право на цифровое использование публикаций в прессе (ст. 11);

регулирование отношений между правообладателями и интернет-платформами (ст. 13):

— использование контента в файлообменных сервисах,

— разработка механизмы подачи жалоб и возмещения ущерба,

— регулирование сервисов, обеспечивающих автоматический поиск изображений по ссылкам;

требования по обеспечению информационной прозрачности (транспарентности) (ст. 14);

право на справедливое вознаграждение для авторов и исполнителей (ст. 12 и 14new);

механизм корректировки договоров с авторами и исполнителями, согласно которым первоначально предусмотренное вознаграждение является непропорционально низким (ст. 15);

механизм разрешения споров, в том числе возможность альтернативной процедуры разрешения споров (ст. 16);

право отзыва предоставленных прав для авторов и исполнителей (ст. 16а);

новые ограничения и исключения:

— глубинный анализ текста и данных в целях научного исследования (ст. 3, 3а);

— право на цифровое использование произведений и иных охраняемых объектов в качестве иллюстраций в учебной деятельности в объеме, оправданном некоммерческим характером такого использования, при условии, что такое использование а) имеет место на территории образовательного учреждения или через защищенную электронную сеть, доступ к которой предоставлен только ученикам, студентам и преподавательскому составу такого учреждения; б) сопровождается указанием на источник, включая имя автора, если это технически осуществимо (ст. 4);

— право для организаций культурного наследия изготавливать копии любых произведений и иных охраняемых объектов, постоянно находящихся в их собрании, с помощью любых подходящих технологий, в любых форматах и на любых носителях, но исключительно в целях сохранения таких РИД и в объеме, необходимом для сохранения (статья 5);

регулирование порядка использования вышедших из коммерческого оборота произведений (ст. 7);

регулирование доступа к аудиовизуальным произведениям на платформах «видео по запросу» (ст. 10);

обязанность депонирования произведений о ЕС (ст. 10а).

Споры вокруг Директивы: сторонники и противники

Неоднозначный характер некоторых из перечисленных положений привёл к настоящему противостоянию среди членов законодательных органов, учёных и представителей бизнес-сообщества. Сторонники Директивы апеллируют к необходимости выработать новые правила для функционирования авторского права в цифровую эпоху, обеспечить справедливую плату авторам за их работу [2]. В то же время критики рисуют устрашающую картину гибели Интернета при вступлении в силу Директивы: введение цензуры, появление «налога на ссылки», запрет мемов [2]. Так кто же прав? И удалось ли с помощью принятия поправок к первоначальному тексту достичь пресловутый баланс интересов? Для ответа на эти вопросы предлагается более подробно проанализировать наиболее дискуссионные положения Директивы в последней редакции [от 12 сентября 2018 г.].

Это интересно:  Право входа в интернет

Во-первых, рассмотрим положения ст. 11, которые окрестили «налогом на ссылки». Данная норма предписывает онлайн-платформам заключать лицензионные соглашения и платить авторам контента, который ими используется, в том числе в сниппетах (блок информации о странице сайта, которая отображается в результатах поиска). Такое положение призвано позволить журналистам и иным авторам публикаций в прессе получать доход при использовании их произведений в цифровой среде. Стоит отметить, что такого рода нормы уже содержатся в законодательстве некоторых государств — членов ЕС (например, Испания, Германия). Однако и в этих государствах соответсвующие нормы подвергаются жёсткой критике как противоречащие свободе слова, препятствующие доступу к информации и создающие серьезные ограничения для небольших онлайн-платформ [3]. Действительно, представляется, что положения ст. 11 могут стать препятствием для развития начинающих медиа-платформ и в целом негативно сказаться на рынке медиа-контента. Но в то же время стоит отметить, что в последней редакции ст. 11 предусматривается ряд ограничительных мер, призванных хоть как-то предотвратить, используя терминологию критиков, «катастрофу для интернета». Так, отмечается, что ст. 11 не препятствует законному применению пользователями пресс-публикаций в личных и некоммерческих целях (например, Википедией или иными схожими ресурсами). Также срок действия права на публикации в прессе был снижен с 20 до 5 лет после их опубликования. Кроме того, в ст. 11 прямо предусмотрено, что она не распространяется на простые текстовые гиперссылки. Однако остаётся риск применения данного положения при использовании глубоких и встроенных гиперссылок, фреймов. Таким образом, ст. 11, безусловно, является радикальным шагом; и на сегодняшний день достаточно сложно однозначно оценить последствия ее принятия.

Не менее дискуссионным и противоречивым положением Директивы является и статья 13, предусматривающая обязанности контент-провайдеров заключать лицензионные договоры с правообладателями и использовать встроенные механизмы подачи жалоб и возмещения ущерба, а также предусматривающей ответственность платформ за нелегальный контент, загруженный пользователями, действующими в некоммерческих целях. Критики данной статьи отмечают, что единственный вариант для обеспечения соблюдения этого положения – просматривать все, что загружают пользователи, и использовать встроенные алгоритмы фильтрации контента. А это не только требует вложения значительных средств и внедрения специальных технических механизмов, но и чревато чрезмерным контролем за содержанием пользовательского контента и превращением в цензуру.

Тем не менее, до определённой степени такая плачевная картина предотвращается благодаря § 3 ст. 13, в котором отмечается, что при реализации вышеописанных положений необходимо организовать диалог между заинтересованными сторонами и обеспечить сотрудничество между контент-провайдерами и правообладателями в целях соблюдения основных прав человека, учёта ограничений и исключений из авторского права, а также обеспечения того, чтобы бремя среднего и малого предпринимательства оставалось соразмерным и не допускалось автоматическое блокирование контента. Так, из анализа ст. 13 и определения контент-провайдера (провайдера онлайн-сервиса распространения контента / online content sharing service provider) следует, что ст. 13 не будет распространяться на малое предпринимательство, некоммерческие проекты, онлайн-сборники охраняемых произведений, загруженных с согласия самих правообладателей, облачные хранилища для личного использования и торговые онлайн-платформы [4].

Но несмотря на такие оговорки, большинство специалистов видят в ст. 13 скорее угрозу, чем благо. Представляется, что важнейшая практическая проблема — невозможность соразмерно обозначить обязанности контент-провайдеров; ведь предлагаемая редакция ст. 13 оставляет без ответа, какие конкретно меры являются достаточными для ее соблюдения и как будет применяться предусмотренный в статье подход, основанный на добросовестном сотрудничестве платформ с правообладателями.

Однако текст Директивы не ограничивается противоречивыми ст. 11 и 13, помимо них в Директиве предусматривается ряд положений, имеющих важнейшее значение для развития авторского права в цифровой среде и получивших положительную оценку специалистов. Например, вводятся новые ограничения и исключения; закрепляется правовой режим произведений, вышедших из коммерческого оборота; гарантируется право на справедливое вознаграждение для авторов и исполнителей, основывающееся на целой системе мер, способствующих авторам в получении вознаграждения за использование их произведений в цифровой среде; предусматривается право на получение авторами транспарентной информации об использовании их произведений, а также право на отзыв произведений, лицензиаты или приобретатели прав на которые не используют их или не предоставляют отчётность авторам.

Таким образом, в целом новая Директива имеет прогрессивный характер, разрешает многие проблемы авторского права, возникающие в цифровой среде. Однако в то же время определённые положения имеют крайне неоднозначный характер и их приятие может представлять собой весомую угрозу для цифровых платформ, социальных сетей, медиа-сервисов. В этой связи есть вероятность, что Директива до момента окончательного принятия ещё может претерпеть некоторые изменения, в особенности относительно спорных ст. 11 и 13.

Процедура принятия и имплементации Директивы

Законотворческая процедура ЕС предусматривает, что для принятия Директивы помимо уже состоявшегося голосования в Европейском Парламенте, требуется одобрение Директивы Советом ЕС [5]. Голосование в Совете ЕС назначено на январь 2019 г. В случае одобрения Директивы, Директива будет считаться принятой и вступит в силу на 20-й день после ее опубликования в Официальном журнале Европеи?ского Союза.

Далее начнется этап имплементации положений в национальное законодательство, где из-за достаточно противоречивых действующих законов стран-членов возможны определенные расхождения в интерпретации и сложности в реализации положений Директивы. Для устранения таких противоречий в национальном законодательстве государствам-членам отводится 12 месяцев с момента вступления в силу Директивы. Более того, государства-члены обязуются незамедлительно направлять текст принятых в связи с имплементацией нормативных правовых актов мер в Комиссию. Также устанавливаются обязательные требования к содержанию законов отдельных стран (обязательная отсылка к Директиве, а также наличие положений, гарантирующих отсутствие противоречий Директиве).

Действие Директивы во времени, в пространстве и по кругу лиц

Статья 18 Директивы устанавливает требования к действия Директивы во времени. Предусматривается, что Директива будет применяться ко всем объектам авторского права, которые охраняются согласно законодательству государств-членов на дату имплементации Директивы или после этой даты. Интересно, что применение дискуссионной ст. 11 предполагается и к публикациям в прессе, опубликованным до имплементации Директивы.

Что касается действия в пространстве и по кругу лиц, то здесь не предусматривается каких-то специальных требований. Данная Директива по общим правилам о действии законодательных актов ЕС применяется на всей территории Союза и распространяется на всех физических и юридических лиц, проживающих, находящихся и осуществляющих свою деятельность в ЕС.

Это интересно:  Соглашение о передаче авторских прав безвозмездно

Однако влияние Директивы могут испытать на себе и субъекты, которые, на первый взгляд, вовсе не связаны с ЕС. В силу трансграничности Интернета и отсутствия единых правил определения юрисдикции в Интернет-пространстве множество не только региональных, но и глобальных Интернет-провайдеров будет попадать под действие Директивы. В частности, речь идёт о таких крупнейших компаниях, как Microsoft, Google, Facebook. Например, специалисты отмечают, что в случае внедрения систем фильтрации контента данными контента, вероятно, такие системы будет действовать во всем мире, а не только в Европе [6].

Последствия принятия Директивы

Без сомнения, наибольшее влияние Директивы будет именно для медиаиндустрии. Авторы и правообладатели получат больше прав и возможностей для защиты своих интересов в цифровой среде. В итоге можно сказать, что будут установлены новые правила игры для всех лиц, вовлечённых в медийный бизнес. И данные правила будут однозначно больше благоприятствовать охране прав авторов, чем действующее регулирование.

Не менее значительное, но явно не столь положительное влияние Директива должна оказать на онлайн-платформы и иных Интернет-провайдеров. Как отмечается критиками Директивы, предлагаемые изменения могут уничтожить или заставить отказаться от функционирования в Европе некоторые стартапы и небольшие онлайн-платформы. Кроме того, для соблюдения положений Директивы потребуются значительные усилия и затраты от крупных онлайн-платформ.

Более того, Директива может оказать влияние на самые различные компании, работающие в ЕС. Так, положения Директивы будут отражаться в договорах, заключаемых бизнесом с представителями медиаиндустрии (например, в сфере рекламы и продвижения компании на рынке). Кроме того, многие компании создают свои онлайн-платформы и имеют свои веб-сайты. Во всех этих случаях опять-таки будет необходимость соблюдать положения Директивы.

Для некоммерческих организаций, культурных и научных учреждений

Можно отметить, что Директива предусматривает ряд положений, адресатами которых являются культурные и научные учреждения. Это, прежде всего, ограничения и исключения, предусмотренные ст. 3-5 Директивы. Указанные нормы позволят использовать «большие данные» в научных исследованиях, а охраняемые авторским правом материалы в учебной деятельности; изготавливать копии произведений для целей сохранения в организациях культурного наследия. Эти нормы, хотя и обладают достаточно ограниченной сферой действия, являются, без сомнения, позитивными и востребованными. Кроме того, Директивой обеспечивается, что на некоммерческие организации не распространяются некоторые обременительные обязанности, в частности, предусматриваемые дискуссионными ст. 11 и 13.

Помимо этого, безусловно, положения Директивы должны затронуть пользователей. В особенности, речь идёт о дискуссионной ст. 13, для выполнения которой провайдеры будут вынуждены фильтровать пользовательский контент. Кроме того, количество и качество контента может понизиться в связи с возможным уходом некоторых контент-провайдеров из стран ЕС. Пользователи из государств, не являющихся членами ЕС, также могут почувствовать на себе последствия Директивы в случае, если крупные Интернет-провайдеры внедрят универсальные системы фильтрации контента.

Таким образом, уже сейчас очевидно, что принятие Директивы станет революционным шагом для развития авторского права в цифровую эпоху. Тем не менее некоторые спорные нововведения (касающиеся, например, некоторых требований фильтрации контента и угрожающих существованию некоторых онлайн-платформ) пока не позволяют говорить о том, что Директива обеспечивает баланс интересов между всеми заинтересованными сторонами. Также Директива призвана разработать и внедрить новые, соответствующие требованиям современного общества гарантии защиты прав авторов той среде, где на сегодняшний момент они видятся крайне уязвимыми — в Интернете.

Одобрена Директива ЕС об авторском праве в интернете, каких последствий стоит ожидать?

25.10.2018

Законодательство об авторском праве в Европейском союзе довольно консервативно. Последние изменения в этой сфере были внесены Директивой 2004/48/ЕС еще в 2004 году. С того времени процесс использования объекта интеллектуальной собственности существенно изменился. Сегодня контент распространяется по другим принципам – по большей части, посредством интернета. Очевидно, назрела необходимость установления новых правил регулирования авторского права, соответствующих требованиям времени. Разработкой новой Директивы несколько лет назад занялась рабочая группа Европарламента.

Новые механизмы защиты авторского права

В июле 2018 года Директива об авторском праве была рассмотрена Европейским парламентом, но ее отклонили и направили на доработку. Вопросы возникли к двум положениям законопроекта: статье 11, о праве издателей требовать плату за распространяемые на онлайн-платформах материалы, и статье 13, об ответственности онлайн-платформ за нарушающий авторские права контент.

По замыслу законодателя, Директива должна выполнить важную задачу: защитить авторские материалы от незаконного использования на интернет-платформах. Еще одна цель нововведений — уравнять в правах авторов публикуемого в сети контента (музыкальных произведений, фильмов, книг и т.д.) и интернет-платформ, на которых этот контент публикуется. В настоящее время наблюдается явный дисбаланс: онлайн-платформы имеют огромный доход в результате использования материалов чужой интеллектуальной собственности, в то время как сами авторы получают минимальное вознаграждение, или вообще ничего не получают.

Статьи 11 и 13 Директивы вызвали волну недовольства представителей онлайн-платформ. Несогласие было выражено не только устно. Так, в знак протеста против указанных положений законопроекта Wikipedia временно приостановила работу на пяти языках. Сетевая энциклопедия расценила положения Директивы, как угрозу свободе интернета. Не поддержали изменения и многие пользователи сети, научные и общественные организации. По мнению противников закона, ужесточение контроля ограничит свободу в интернете и введет цензуру.

После доработки содержание Директивы поменялось, законодатель лояльнее отнесся к некоторым сайтам, в сентябре 2018 года Европарламент одобрил Директиву. Как новые правила отразятся на работе авторов, издателей, и интернет–ресурсов? Что поменяется для обычных пользователей? Для ответа на эти вопросы рассмотрим основные положения Директивы.

Статья 11: плата за ссылки

Статья обязывает интернет-платформы отчислять авторам и издателям часть средств за ссылки на их контент. Также онлайн-платформы должны заключать с издателями лицензионные соглашения. Европарламент сообщил, что в окончательной версии Директивы не предусматривается «налога на ссылки» и для небольших интернет-платформ, а также проектов, аналогичных Wikipedia. Нововведения, в первую очередь, изменят положение крупных интернет-платформ и авторов и издателей, к интеллектуальной собственности которых платформы предоставляют открытый доступ.

Стоит ли опасаться изменений обычным интернет-пользователям? В Директиве законодатель сделал акцент на том, что частное и некоммерческое использование публикаций в прессе отдельными пользователями свободно допускается и платить за простую публикацию гиперссылок не нужно. Однако у пользователей появляются вопросы: как определить коммерческий или некоммерческий характер платформы, на которой публикуется материал? В Директиве разъяснений на этот счет нет. Будет ли страница пользователя с большой аудиторией в социальной сети признана некоммерческой, или в отношении такой страницы действуют требования статьи 11? Пока однозначного ответа на этот вопрос нет.

Это интересно:  Авторские права на текст иска

Из текста Директивы следует, что на обычные гиперссылки и отдельные фразы не распространяется положение статьи 11. Однако законодатель не уточнил, какое количество слов в предложении будет считаться отдельной фразой, и где проходит черта, отделяющая такую фразу от фрагмента, за который необходимо перечислять вознаграждение автору.

«Налог на ссылки» действует в отношении сниппетов — фрагментов текста, кратко описывающих содержание статьи. Сниппет является частью ссылки, ведущей к оригинальной статье. С принятием изменений сайтам придется платить издателям новостного контента за использование сниппетов. Критики Директивы говорят о том, что в связи с «налогом» на сниппет, не будут работать и исключения об обычных гиперссылках. Как правило, пользователи сети не уделяют внимания ссылкам без краткого описания содержания статьи. Следовательно, публиковать на сайтах такие ссылки бессмысленно.

Статья 13: фильтр публикуемого контента

В этой статье законодатель обязывает интернет-платформы установить фильтры и контролировать контент, загружаемый пользователями. Иными словами, онлайн-платформа должна выявить и заблокировать загруженные в сеть материалы, если их публикация нарушает авторские права. За неисполнение указанной обязанности контент-провайдеры могут быть привлечены к ответственности. Для реализации новых правил, Директива предлагает организовать взаимодействие правообладателя и контент-провайдера, однако как это сделать на практике, пока не ясно.

Реализация требований статьи 13 на практике вызывает сомнения. Для того чтобы выявить и заблокировать нелегальный контент, необходимо отслеживать каждый загруженный пользователем материал. Сделать это возможно только с помощью специальных алгоритмов фильтрации, применение которых требует внушительных затрат. Принцип работы «фильтров» тоже вызывает вопросы. Сможет ли система отличить нарушающий права автора материал, например, от пародии?

По мнению критиков Директивы, из-за требований статьи 13 исчезнут мемы. В тексте закона говорится о том, что интернет-пародии блокироваться не будут, однако, по мнению специалистов, система фильтрации не всегда сможет отличить пародию от материала, явно нарушающего авторские права.

Противники нововведений говорят о том, что именно положения статьи 13 угрожают свободе интернета. Полноценная фильтрация контента невозможна без усиления контроля за пользователями сети, а значит, действия пользователей будут подвергаться цензуре.

Правовое значение Директивы и последствия ее принятия

Кроме спорных статей, законодательный акт содержит положения, которые положительно оцениваются интернет-платформами, пользователями и авторами. Например, в статье 7 Директивы урегулирован порядок использования произведений, которые вышли из коммерческого оборота, статьи 12 и 14 предусматривают информационную прозрачность управления авторскими правами и право на справедливую оплату труда авторов и исполнителей. Статья 16 посвящена вопросу урегулирования споров, определен общий механизм разрешения, предусматривается и альтернативная процедура.

Поддержанная Европарламентом Директива в дальнейшем должна быть одобрена Советом ЕС. Голосование назначено на январь 2019 года. Возможно, наиболее спорные положения законодательного акта будут скорректированы, а может быть Директива будет принята без изменений.

В случае принятия Директивы ее положения будут обсуждаться с государствами-членами ЕС, и в дальнейшем новый закон об авторском праве будет внедряться в национальные законодательства. Если государство выражает несогласие с положениями закона, для устранения противоречий отводится 1 год с момента его вступления в силу.

На наш взгляд, урегулирование вопросов авторского права в интернете – необходимая сегодня мера. С этой точки зрения Директива имеет очень важное значение, некоторые положения закона имеют прогрессивный, положительный характер и необходимы для нормального взаимодействия авторов, издателей, интернет-платформ и обычных пользователей сети. Так, бесспорным преимуществом Директивы является наделение авторов и правообладателей дополнительными правами и возможностями для защиты своих интересов в интернете.

В то же время нельзя не отметить радикальных положений Директивы, которые ограничивают свободу интернета, устанавливают чрезмерный контроль над пользователем и фактически вводят цензуру. Принятие таких положений ставит под угрозу будущее социальных сетей, цифровых платформ, ухудшает положение мелких издателей, с которыми интернет-платформы просто не будут заключать соглашения в целях экономии средств. Принятие статьи 13 Директивы может повлечь неблагоприятные последствия и для пользователей сети, свобода которых ограничится из-за используемых провайдерами систем фильтрации. По нашему мнению, для соблюдения интересов всех заинтересованных сторон, некоторые положения Директивы требуют дополнительного рассмотрения и доработки.

Юрисконсульт
ООО «Центр правового обслуживания
Гурова Елена Леонидовна

Новый закон об авторском праве Европейского союза приведет к запрету мемов

Вступление в силу нового Закона об авторских правах может обернуться глобальной цензурой в Сети, предупреждает Sky News.

Директива ЕС об авторских правах призвана защитить права интеллектуальной собственности пользователей, загружающих свои материалы в интернет. Как следствие, это может привести к запрету на использование фотографий, которые стали мемом, без разрешения правообладателя.

Противники нового закона утверждают, что закон «разрушит интернет в том привычном представлении, в котором мы его видим сейчас» и позволит крупным компаниям-правообладателям контролировать действия обычных граждан в интернете.

Более того под угрозой могут оказаться не только мемы, но и пародии, которые будучи сами по себе являются оригинальными и творческими работами, однако для их создания зачастую используется оригинальный контент других людей.

57 правозащитных организаций подписали открытое письмо для депутатов Европарламента. В нем они выразили свои опасения по поводу возможного принятия новых мер по защите авторских прав.»Благодаря Статье 13 возникает такая юридическая неопределенность, из-за которой онлайн-сервисам придется следить за переписками граждан ЕС, чтобы остаться в бизнесе», — говорится в письме.

В ответ на все претензии высшие чины Евросоюза отвечают, что главная цель новых правил — не оруэлловская диктатура, а защита прав журналистов, авторов, издателей и людей творческих профессий. «Смысл наших предложений — в том, чтобы люди могли получать деньги за свои креативные идеи. Усовершенствование законодательства никак не нарушит свободу выражения мнений в Сети», — заявил пресс-секретарь Еврокомиссии.

При таком подходе к авторскому праву, было бы невозможно вирусное распространение такого мема, как «неверный парень», взятого с платного ресурса стоковых фотографий и без ведома владельца опубликованного в соцсетях. Его автор, испанский фотограф Антонио Гиллем (Antonio Guillem), признавался, что до популярности снимка понятия не имел, что такое мем. Он отметил, что вирусность фотографии значительно увеличила ее официальные продажи на стоковой платформе.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы рассказать свою историю.

Статья написана по материалам сайтов: ipcmagazine.ru, pravorf.ru, tjournal.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector