Авторское право мультгерои суды

Персонаж произведения как объект правовой охраны*

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 10, декабрь 2015 г., с. 76-80

Раскрывая содержание охраноспособности персонажа произведения, следует определить, что такое «персонаж» непосредственно в контексте авторского права. Определение понятия персонажа произведения содержится в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», где указывается, что «под персонажем следует понимать часть произведения, содержащую описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению: в письменной, устной, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и других» 1 . Сам термин происходит от латинского слова «persona», которое означает действующих лиц спектакля, пьесы, кинофильма, романа, сценария, а также других подобных произведений. Существуют различные классификации персонажей произведения, но наиболее полной представляется классификация, предложенная Д. Борисенко 2 , по которой все персонажи можно разделить на следующие группы:

вымышленные персонажи, в том числе создаваемые артистами (одушевленные персонажи);

анимационные персонажи, в том числе из мультфильмов, кинофильмов и комиксов (неодушевленные персонажи);

В США, например, на данный элемент произведения смотрят несколько шире. Недавно Апелляционный суд по Девятому округу США признал, что «персонаж» Бэтмобиль из комиксов BatMan является самостоятельным объектом авторских прав. Суть состоит в следующем: предприниматель Mark Towle изготавливал для продажи копии машин, использовавшихся в различных кинолентах; а компания DC Comics, владелец исключительного права на комиксы BatMan, подала иск против этого предпринимателя на том основании, что она владеет самостоятельным исключительным правом на персонаж своих комиксов – Бэтмобиль. Это дело вызывает особенный интерес хотя бы потому, что в нем был поставлен вопрос о возможности предоставления самостоятельной охраны автомобилю как персонажу произведения. В законе об авторском праве США 3 нет понятия персонажа произведения (character), что позволяет американским судам достаточно свободно подходить к определению содержания персонажа произведения и выделению признаков, необходимых для признания персонажа самостоятельным объектом авторских прав.

Важно отметить, что в российской правовой системе для того, чтобы какой-либо результат интеллектуальной деятельности был признан объектом авторских прав, нужно, чтобы он отвечал критериям охраноспособности. Закон определяет два общих легальных критерия охраноспособности объектов авторского права.

Итак, авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, которые:

являются результатом творческой деятельности;

существуют в какой-либо объективной форме.

Отсутствие хотя бы одного из этих критериев не позволяет говорить о наличии произведения как объекта авторского права. Согласно п. 7 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ 4 объектом авторского права может выступать как произведение в целом, так и его часть (в том числе персонаж произведения), если по своему характеру эта часть может быть признана самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечает требованиям, установленным п. 3 ст. 1259.

Разумеется, не все образы и персонажи могут претендовать на охрану авторским правом. Например, традиционные и жанровые произведения, в том числе различные фольклорные персонажи, не могут быть объектами правовой охраны, так как они относятся к идее произведения, а идеи авторским правом не охраняются. Источниками для вымышленных персонажей являются в основном: литературные, кинематографические, художественные произведения, комиксы. Персонажи этих произведений могут претендовать на защиту авторского права только при условии, что они представляют не идею произведения, а оригинальное выражение этой идеи. Причем охрана авторским правом может предоставляться не только главным персонажам, но и второстепенным, если их описание, характеры, взаимоотношения с другими персонажами даны с такой степенью детализации, которая позволяет назвать их оригинальными и предположить возможность их самостоятельного использования. Можно предложить следующую формулировку охраноспособности различных категорий персонажей: так, на охрану авторским правом может претендовать имя персонажа, его внешний вид, иные индивидуальные характеристики. При этом персонаж должен быть оригинальным, и в его отношении должна иметься реальная и потенциальная возможность самостоятельного использования 5 .

Можно ли в названном примере про автомобиль говорить о том, что данный персонаж представляет собой не просто идею, а само оригинальное выражение этой идеи? Во-первых, название автомобиля (англ. Batmobile) является неологизмом и уже поэтому оно может защищаться авторским правом. Внешний вид Бэтмобиля позволяет ему выделяться из всех прочих автомобилей, то есть он, как персонаж, обладает индивидуальными внешними характеристиками. К тому же, его роль в серии комиков/фильмов занимает одно из главных и первостепенных мест в сюжете. Из всего вышесказанного вывод напрашивается сам собой: Бэтмобиль может быть использован самостоятельно, независимо от основного произведения, поэтому должен охраняться авторским правом. Данный автомобиль имеет уникальную личность, которая отличает его от прочих транспортных средств. Международная судебная практика, в том числе данное судебное решение, должна натолкнуть российских законотворцев на введение изменений в действующее законодательство с целью более подробной детализации признаков персонажа произведения, по которым суды могли бы с большей уверенностью определить, наделён ли спорный персонаж чертами, позволяющими отнести его к охраняемым объектам авторского права.

Что представляют собой эти критерии в настоящее время?

Во-первых, любое произведение науки, искусства и литературы, а также части этих произведений должны быть результатом творческого труда автора, иначе они не будут являться объектами авторского права, и, следовательно, не будут иметь правовой охраны. Это общее требование, предъявляемое ко всем объектам авторского права. Во-вторых, персонаж должен быть выражен в объективной форме — так, чтобы персонаж был доступен восприятию посредством органов чувств человека. Данное требование также является общим.

Это интересно:  Автор основания возникновения права пользования жилым помещением

В-третьих, персонаж должен обладать такими качествами, которые позволили бы ему быть признанным самостоятельным результатом творческого труда автора. Необходимо раскрыть, что представляет собой самостоятельный результат творческого труда автора. Это словосочетание в данном контексте может означать, что персонаж должен быть независимым, в достаточной степени оригинальным и самодостаточным, то есть персонаж должен обладать такими признаками, которые позволяют использовать его независимо от самого произведения.

Если рассматривать судебную практику, связанную со спорами на обладание правом на персонаж произведения, можно найти достаточно интересные судебные решения.

Вообще, персонаж Чебурашки фигурирует во многих судебных спорах. Сам Эдуард Успенский в 2011 г. предъявил в суде общей юрисдикции иск к организации, реализующей USB-накопители в форме Чебурашки. Действовала организация на основании лицензионного договора с ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК), правопреемником «Фильмфонд киностудии «Союзмультфильм». Успенский полагал, что он обладает правами на Чебурашку: и на персонажа книги, и на персонажа мультфильма. Но суды пришли к выводу, что персонаж в «литературной форме» и персонаж «в форме изображения» — это два разных объекта авторского права, исключительное право на первый из них принадлежит писателю, на второй же — ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК). Московский городской суд, рассматривавший дело в кассационной инстанции, согласился с решением суда общей юрисдикции и оставил без удовлетворения кассационную жалобу писателя 9 .

Но далее в «Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав», а именно в п. 9, Верховный суд указывает на то, что «истец, обратившийся в суд, за зашитой прав на персонаж как на часть произведения, должен обосновать, что такой персонаж существует как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности» 11 . В таком случае возникает вопрос: может ли объект, являющийся результатом творческого труда, быть не самостоятельным результатом интеллектуального труда? «Творческой обычно считается умственная, мыслительная, духовная, интеллектуальная деятельность, завершающаяся созданием творчески самостоятельного результата науки, литературы или искусства. Такая деятельность иногда называется продуктивной, в отличие от репродуктивной, выражающаяся в воспроизводстве готовых мыслей и образов по правилам формальной логики или иным известным правилам» 12 . Верховный суд указывает на то, что истцу необходимо доказать существование персонажа «как самостоятельного результата интеллектуальной деятельности». Отсюда второй вопрос: а не выходит ли, исходя из содержания Обзора Верховного суда, заключение о том, что презумпция создания произведений творческим трудом, сформулированная в п. 28 совместного постановления ВС РФ и ВАС РФ № 5/29, не действует в отношении части произведения? В пункте 10 указано следующее: «Незаконное использование части произведения, названия произведения, персонажа произведения является нарушением исключительного права на произведение в целом, если не доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом охраны».

На мой взгляд, вырисовывается противоречие между данными положениями. Более удачной была бы такая формулировка, при которой истец, обращающийся в суд за защитой прав на персонаж как на часть произведения, должен доказать, что в отношении этого персонажа существует реальная или потенциальная возможность самостоятельного использования. Таким образом, при такой формулировке необходимо обосновать, что персонаж может существовать в отрыве от произведения и, соответственно, будет охраняться законом как самостоятельный объект авторских прав.

В заключение хотелось бы подвести основные итоги данного исследования. Российское законодательство устанавливает правовую охрану востребованных в настоящее время отдельных частей произведения, в том числе персонажа произведения. Положение о свободе творчества относится к основным гарантиям, закрепленным в Конституции Российском Федерации 13 , а предоставление правовой зашиты не только всему произведению, но и его части обеспечивает еще более полную и обширную защиту авторам от неправомерного использования результатов их творческой деятельности. Тем самым создаются необходимые условия для вовлечения в гражданский оборот всех охраняемых частей произведения отдельно от него самого.

В процессе подготовки данной статьи мною были выявлены следующие проблемы в правовом регулировании персонажа произведения:

в настоящий момент суды не пришли к однозначному выводу относительно предмета доказывания в суде по вопросу предоставления защиты прав на персонаж;

в существующих нормах, регулирующих данный вопрос, возможны разночтения.

В целом, что в правовой системе Российской Федерации есть все необходимые возможности для предоставления полноценной юридической охраны персонажу произведения, а существующая отечественная и международная судебная практика позволяет предположить, что есть необходимые предпосылки для выработки унифицированного и комплексного подхода к разрешению соответствующих судебных споров о нарушении авторских прав на персонаж произведения.

* Статья была прислана в качестве эссе на конкурс «Модель Суда по интеллектуальным правам», проводимого в рамках IV Международного IP Форума.

1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5/29 от 26 марта 2009 г «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 22 апреля 2009 г. . Федеральный выпуск № 4894.

2 Борисенко Д. Персонаж как законодательно признанная часть произведения, на которую распространяется авторское право // Интеллектуальная собственность. Авторские и смежные права». № 2, 2011.

4 Гражданский кодекс РФ // Собрание законодательства РФ. № 32. Государственная Дума. 21 октября 1994 г.

Это интересно:  Перевод книги на иностранный язык авторские права

5 Фридман В.Э. Охрана частей и структурных элементов произведения как объектов авторского права в России и США. 2005. С. 18.

7 Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964). Ст. 486.

8 Гаврилов Э.П. Авторские права на персонаж // Патенты и лицензии. 2011. № 12. С. 41-48.

10 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5/29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», Российская газета.22 апреля 2009 г. Федеральный выпуск № 4894.

11 Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав» (утв. Президиумом ВС РФ от 23 сентября 2015 г.)

12 Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. 1972. С. 9, 10.

13 Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. № 237. Ст. 44.

Авторское право мультгерои суды

В последние дни 2017 года петербургская мультипликационная компания ООО «Студия анимационного кино «Мельница» возобновила массовую кампанию по борьбе с нарушителями авторских прав. Ответчики по судебным процессам зарегистрированы в разных регионах страны, в том числе и в Пермском крае. Аниматоры подали два подобных иска на пермских торговцев, сообщается на сайте арбитражного суда. Всего в 2017 году краевой арбитраж рассмотрел 16 заявлений от «Мельницы».

Судебные процессы связаны с незаконным использованием образов из мультфильма «Барбоскины». «Мельнице» также принадлежат права на «Приключения Лунтика и его друзей», мультфильмы про трех богатырей и части мультфильма «Иван-царевич и Серый волк».

Аналогичные процессы в конце года инициировало московское ООО «Маша и медведь». Пермский арбитраж сейчас начинает производство по двум исковым заявлениям от столичных мультипликаторов.

По данным РБК, «Маша и Медведь» является самой востребованной отечественной маркой. В 2016 году выручка анимационной компании составила 196,6 млн рублей. Основным источником дохода является продажа прав на использование образов.

При этом бренд «Маша и Медведь» монетизируется не только в России, но и за рубежом. Эксперты издания отмечают, что большая часть доходов от продажи товаров под этим брендом приходится на зарубежные рынки.

Между тем, минпромторг РФ решил стимулировать производителей детских товаров приобретать лицензии на героев российских мультфильмов. Министерство готово субсидировать покупку прав у анимационных студий и маркетинговые расходы. Об этом говорится в проекте постановления правительства, которое разработало министерство от 26 декабря 2017 года.

С нарушителями авторских прав активно борется и Entertainment One UK Ltd, владелец бренда Peppa Pig. Британская компания заявила в декабре 2017 года к пермским торговцам больше всего исков (восемь). Всего за год Entertainment One UK Ltd подала более 200 заявлений к российским компаниям и предпринимателям за незаконную продажу игрушек с изображением Пеппы, в Прикамье их числится более тридцати.

Эксперты РБК Пермь ранее отмечали, что правообладатели активно выступают с исками в моменты увеличения продаж — подарков, канцтоваров, в том числе и к Новому году.

Чаще всего правообладатель подает иски в отношении индивидуальных предпринимателей, которые продают контрафактные игрушки. После контрольной закупки юристы оформляют заявление и требуют компенсации за нарушение авторских прав. В последних исках речь идет о 50 тысяч рублей. Судебнее заседания назначены на февраль 2018 года.

Согласно картотеке краевого арбитража, разбирательства, как правило, завершались либо мировым соглашением, либо частичным удовлетворением требований мультипликаторов.

Суды в Простоквашино: громкие споры о мультипликационных персонажах

Кому принадлежат права на героев советских мультфильмов: их авторам или киностудиям? Вопрос стоит очень остро, особенно на фоне премьеры мультика «Новое Простоквашино», которая должна состояться 1 апреля. Писатель Эдуард Успенский уже заявил о своем намерении подать в суд на «Союзмультфильм». Киношники говорят, что действовали строго по закону.

«Союзмультфильм» решил снять продолжение знаменитого мультика «Простоквашино», которое теперь будет сериалом из небольших, 6-минутных серий. Среди тех, кто озвучивал главных героев – Михаил Ефремов, Юлия Меньшова, Гарик Сукачев, Иван Охлобыстин. В кинотеатре «Москва» 3 марта состоялся специальный пресс-показ двух новых серий. Сам сериал должен появиться на YouTube канале «Союзмультфильма» 1 апреля под названием «Новое Простоквашино». Всего планируется выпустить 30 серий до 2020 года.

Между тем детский писатель Эдуард Успенский, по мотивам повести которого и были сняты первые серии, заявил: «Я отрицательно отношусь к продолжению. Потому что студия со мной ничего не согласовывает, не показывает сценарий. Все делает сама. Почему-то считают, что все права принадлежат студии, а у меня спрашивать вообще незачем». Особенно автора задевает, что новые сюжеты с полюбившимися всем героями пишут незнакомые ему люди. Успенский утверждает, что права на жителей деревни Простоквашино принадлежат ему на основании патента, с которого он долгое время получал отчисления, пока «Союзмультфильм» не присвоил все себе. Успенский объяснил: к нему приходили представитель министра культуры и представитель киностудии, которым он устно разрешил создавать сериал. Еще у студии есть подписанное автором согласие на цикл мультфильмов. По словам Успенского, больше никаких бумаг он не подписывал, а имеющиеся не означают право «Союзмультфильма» писать сценарии и снимать мультфильмы с этими героями. Успенский даже написал по этому поводу открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину, а также заявил о своем намерении подать на киностудию в суд.

Это интересно:  Бухучет неисключительных прав на программное обеспечение 2018

В «Союзмультфильме» утверждают, что Успенский 16 ноября 2016 года подписал согласие на создание продолжения «Простоквашино», где указано: в новом многосерийном мультфильме будут использованы персонажи, их имена и оригинальные названия из произведений Успенского и их экранизаций – а значит, все сделано в рамках закона. Мало того, юрслужба «Союзмультильма» высказывалась, что Успенский на протяжении многих лет незаконно, в обход правообладателя, предоставлял права на персонажей «Простоквашино» – при этом ни киностудия, ни другие авторы не получали ни копейки от этих сделок.

По некоторым данным, еще до начала спора вокруг «Нового Простоквашино» киношники готовы были выплатить Успенскому 5 млн руб. гонорара. В свою очередь автор заявлял, что этого недостаточно – например, права на «Чебурашку» он передал японской компании по цене, превышающей $30 млн. «Определение реальной стоимости интеллектуальных прав — это всегда сложная задача, даже если привлекать профессионального оценщика, – ведь каждый объект уникален», – считает руководитель практики IP/IT Maxima Legal Максим Али. «В российской действительности получить больше 5 млн руб. при возникновении судебного спора получится едва ли», – отметила старший юрисконсульт ФБК Право Александра Сусарова.

По словам патентного поверенного, руководителя Практики интеллектуальной собственности АБ «КИАП» Дарьи Черныш, исход спора между «Союзмультфильмом» и Успенским предугадать довольно сложно. Хотя действующее законодательство и не предусматривает обязанности выдавать письменное согласие, даже устное может быть признано ненадлежащим, если стороны не смогут его подтвердить и объяснить, на какие действия оно было дано. Что касается письменного согласия на создание циклов мультфильмов, с ним тоже не все так однозначно – надо установить, что конкретно оно разрешает и в каких пределах.

Откуда ноги растут

Сейчас, когда создаются новые мультипликационные персонажи, авторы и представители студий стараются прописать в договоре все права на них. А вот в Советском Союзе с документами не возились – по умолчанию все вокруг принадлежало государству. Это же подтверждал и действовавший в те времена ГК РСФСР 1964 года – в нем была ст. 486, согласно которой права на кино- и телефильмы имеет предприятие, осуществившее съемку. Возможно, опираясь именно на эту норму современный законодатель установил, что права киностудии на фильм в целом распространяются и на его персонажей (п. 7 ст. 1259 ГК). Указанная норма породила настоящую войну между авторами и киностудиями, в которой последние чаще всего выигрывают. «Судебная практика исходит из того, что права на персонажи советских мультфильмов, созданных до 3 августа 1992 года, принадлежат студии. Авторы, которые принимали участие в их создании, прав не имеют (п. 12 Обзора судебной практики ВС по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, от 23.09.2015)», – рассказала руководитель Практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services Елена Бергер. «Вывод, изложенный в обзоре ВС, был сделан без учета ч. 3 ст. 486 ГК РСФСР, поскольку участие лица и его роль в создании мультфильма не были предметом рассмотрения в данном деле. При этом согласно ч. 3 ст. 486 ГК РСФСР, автору сценария, композитору, режиссеру-постановщику, главному оператору, художнику-постановщику и авторам других произведений, вошедших составной частью в кинофильм или телевизионный фильм, принадлежит авторское право каждому на свое произведение. Поэтому вывод ВС является весьма спорным и не основан на нормах советского законодательства, подлежащих применению», – заявил руководитель практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии», партнер BORENIUS Павел Савицкий. «Я тоже считаю этот подход не безупречным. Судебная практика, например, в отношении прав на произведения архитектуры, показывает, что такие произведения могут существовать в разных формах: и в форме макета, и в форме построенного здания. Представляется, что было бы правильным распространить такого рода выводы и на другие виды произведений, и даже на содержащихся в них персонажей, – тем более, что закон не ограничивает перечень видов использования произведений. В противном случае написание книги, полностью воспроизводящей сюжет фильма и его персонажей, получается, не должно нарушать исключительные права на такой фильм, – а это вряд ли отвечает сути регулирования в данной области», – заявил Али.

В действующем законодательстве указано: авторские права распространяются на персонажа произведения, если по своему характеру он может быть признан самостоятельным результатом творческого труда автора и выражен в объективной форме (п. 7 ст. 1259 ГК). При этом под персонажем следует понимать часть произведения, содержащую описание или изображение того или иного действующего лица в письменной, устной форме, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и других (постановление Пленумов ВС и ВАС № 5/29 от 26.03.2009). Таким образом, поскольку персонаж произведения является частью произведения, то исключительное право на него принадлежит правообладателю целого мультфильма.

При этом следует различать исключительные права на персонажа литературного произведения и на персонажа аудиовизуального произведения (мультфильма). По действующему закону, права на персонажа литературного произведения принадлежат автору, а права на персонажа мультфильма – киностудии или иным правообладателям. Оба объекта создаются творческим трудом различных людей, в связи с чем могут быть легко разграничены.

Страсти по Винни-Пуху и Матроскину

Статья написана по материалам сайтов: www.rbc.ru, pikabu.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector