Момент перехода права требования по договору цессии

Договор цессии выступает одним из наиболее распространенных финансовых инструментов в деятельности хозяйствующих субъектов. Однако, на сегодняшний день гражданское законодательство не содержит таких понятий как «цессия» и «договор уступка права (требования)».

Происхождение понятия «цессия» берет свое начало еще со времен римского права. В переводе с латинского языка данное понятие означает «уступка, передача». В период верховенства римского права под цессией понималась уступка прав требования или иного имущества, права на которое подтверждаются некими документами (титулом).

Гражданский кодекс Российской Федерации содержит отдельную главу 24, регулирующую перемену лиц в обязательстве. В пункте 1 статьи 382 ГК РФ закреплено, что «право (требование) принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона».

На основании вышеуказанного положения, перемена лиц в обязательстве может рассматриваться в различных значениях, в частности:

  • В качестве сделок;
  • В качестве вида изменения обязательства;
  • Как способ движения имущественных прав и обязанностей.

При этом, перемена лиц может возникнут в двух случаях:

  • В результате универсального правопреемства (например, при реорганизации или наследовании);
  • В результате частичного правопреемства, т.е. в отношении конкретного обязательства.

Договор об уступке права (требования), либо еще его называют – договор цессии, подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Сторонами данного договора выступают два субъекта права:

  • Цедент (первоначальный кредитор);
  • Цессионарий (новый кредитор).

По общему правилу, согласно положению статьи 384 ГК РФ, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором. В данном случае, меняется управомоченное лицо (кредитор), а само обязательство остается неизменным (тот же должник и те же самые права и обязанности).

Цедент не может передать больше прав цессионарию, чем обладает сам. В частности, к цессионарию переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, например: неуплаченные проценты, пени, штрафы и неустойка.

Положения главы 24 ГК РФ не содержат каких-либо специальных указаний на существенные условия договора уступка права (требования). Поэтому, исходя из положений части 2 пункта 1 статьи 432 ГК РФ, единственным существенным условием договора уступки права (требования) следует признать условие о его предмете.

В настоящее время, юридической наукой выработаны определенные требования к содержанию и техническому оформлению предмета цессии, при несоблюдении которых договор цессии может быть признан незаключенным или недействительным. В частности, к общим требованиям предмета договора цессии относятся следующие:

1. Предметом договора могут быть лишь обязательственные права.

Данное требование связано с тем, что глава 24 ГК РФ ограничивается изменением субъектного состава обязательств. Если в договоре цессии уступаются права, возникшие не в сфере гражданско-правовых отношений, то такой договор признается судом недействительным. Такая позиция была отражена в пункте 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 июня 1996 года № 5 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства».

2. Уступаемое право должно быть индивидуально определено в договоре.

В договоре цессии четко должны быть конкретизированы 5 его составляющих:

  1. Предмет требования;
  2. Управомоченное лицо (кредитор);
  3. Обязанное лицо (должник);
  4. Содержание требования (т.е. какие действия обязан произвести должник, в соответствии с предметом обязательства);
  5. Основание возникновения требования (например, определенный договор, заключенный между цедентом и должником (его наименование, номер и дата).

Если в предмете договора цессии будут отражены все пять вышеуказанных требований в совокупности, то договор признается заключенным.

3. Право требование должно быть действительным.

Требование можно считать действительным, если:

  • оно юридически существует;
  • принадлежит цеденту.

4. Уступаемое право должно подчиняться требованиям об объеме, которые установлены в законе.

Основные положения отражены в статье 384 ГК РФ, в которой закреплено, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Несмотря на диспозитивность ранее указанной статьи, при ее применении в судебной практике возникал ряд противоречий относительно допустимости уступки части требования. Некоторые из арбитражных судов не допускали частичную уступку права требования кредитора в обязательстве. Такая позиция основывалась на запрете уступки требования «помимо изменения лиц в обязательстве». В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 16 июня 1998 года № 7846/97, в котором было закреплено следующее: «уступка требования к банку по нескольким платежным документам была квалифицирована как неполное выбытие кредитора из договора банковского счета, в связи с чем, указано на ничтожность заключенной сделки цессии». Поэтому, в судебной практике, длительное время отрицалась возможность уступки лишь части требования.

На сегодняшний день, данную ситуацию разрешил Президиум ВАС РФ в своем информационном письме от 30 октября 2007 года № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской» (далее – Информационное письмо № 120). В пункте 5 Информационного письма № 120 закреплено, что уступка права (требования), предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству.

Действительно, особенность делимых обязательств заключается в том, что их можно исполнить по частям, без изменения свойства и уменьшения ценности всего обязательства, то есть сущность такого обязательства при этом не меняется.

На основании изложенного стоит отметить, что при не соблюдении всех четырех вышеназванных требований к предмету договора цессии, может привести к тому, что такой договор будет признан незаключенным.

Сторонам стоит помнить правило, содержащееся в пункте 12 Информационного письма № 120, а именно: отсутствие на указание обязательства, в состав которого входит уступаемое право (требование) не влечет за собой отсутствие согласования сторонами предмета договора цессии, и не признает такой договор незаключенным.

При этом, стоит подчеркнуть один немало важный момент, который имеет принципиальное значение для договора цессии – это письменное уведомление должника о переходе прав к новому кредитору. Не имеет принципиального значения тот факт, кто из сторон уведомит должника о переходе прав к новому кредитору.

Но если же, должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное. Такая позиция нашла свое отражение в пункте 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении».

Это интересно:  Безвозмездный характер имеют договоры в римском праве

На основании всего вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

  1. Предмет договора цессии должен быть индивидуально определен и конкретизирован;
  2. Право (требование) можно уступить как по частям, так и полностью и сразу;
  3. Уступка права (требования) не допускает лишь в том случае, если это прямо запрещено законом или договором, или неразрывно связано с личностью кредитора;
  4. Не согласование предмета договора цессии сторонами, влечет признание судом договора незаключенным;
  5. В настоящее время, квалифицирующими признаками договора цессии выступают:
  • Бесспорный характер требования;
  • Время возникновения права до его уступки;
  • Отсутствие встречного обеспечения.

Момент перехода права

Определение момента уступки, момента передачи права, перехода его к новому кредитору имеет огромное значение, поскольку именно с этим моментом связаны изменения в составе имущества цедента и цессионария. Если уступка совершена, то правовой эффект, на создание которого эта сделка направлена, достигнут, имущество в форме прав требования переходит от цедента к цессионарию. На перешедшее к цессионарию имущество (право требования) не может быть обращено взыскание по долгам цедента, оно не входит в состав конкурсной массы цедента при банкротстве и т.д.

В качестве момента перехода прав вследствие уступки требования чаще всего называются следующие.

  • 1) Момент, определяемый по аналогии с моментом перехода права собственности на вещь См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии // Пер. с яп. к.ю.н. В.В. Батуренко. Под ред. и со вступ. ст. д.ю.н. Р.О. Халфиной. Кн. 1. М., 1983. С. 315.. Указанная точка зрения не находит подтверждения в действующем российском гражданском законодательстве, поскольку право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента её передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Передачей в соответствии с п. 1 ст. 224 ГК РФ признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. Момент перехода права собственности на вещь связывается, таким образом, с определенным объективным действием с вещью. Применение этих правил к «передаче» права даже по аналогии невозможно, так как нельзя физически переместить нематериальный объект, каковым является право требования.
  • 2) Момент уведомления должника о совершенной цессии См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. 3-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2005. С. 632. . Гл. 24 ГК РФ содержит положения, позволяющие говорить о том, что между цедентом и цессионарием переход права считается состоявшимся в момент, не связанный с уведомлением об этом должника. Так, в соответствии с п. 3 ст. 382 ГК РФ, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий.
  • 3) Момент исполнения цедентом своих обязанностей по передаче документов, подтверждающих право требования Такой подход получил распространение в судебной практике — см., напр.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.05.2007г. № Ф04-1247/2007(32282-А03-38) по делу № А03-1940/2005-Бтр.4 // СПС «КонсультантПлюс».. На первоначального кредитора закон возлагает обязанность передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Невыполнение кредитором этой обязанности не свидетельствует об отсутствии цессии. Именно такого окончательного толкования придерживается ВАС РФ См.: п. 11 Обзора гл. 24 ГК РФ.. Новый кредитор вправе требовать передачи ему этих документов именно в силу того, что цессия уже произведена и документы необходимы для реализации полученного права требования.
  • 4) Момент заключения соглашения об уступке См.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования ) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004. С. 158.. Представляется, что положения действующего российского гражданского законодательства в настоящее время связывают переход права (перемещение имущества в форме прав требования) именно с моментом заключения соглашения об уступке, что подтверждено и судебной практикой См.: п. 11 Обзора гл. 24 ГК РФ; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.02.2010г. по делу № А61-1019/2009 // СПС «КонсультантПлюс».. Исходя из принципа свободы договора, допускается возможность определения иного момента перехода права: путем указания точного срока его перехода в соглашении между цедентом и цессионарием; путем указания обстоятельств, при наступлении которых право считается перешедшим к цессионарию (например, с направлением или получением уведомления, с передачей документов, с оплатой передаваемых прав) и др. Однако установление в соглашении даты перехода права более ранней, чем дата совершения соглашения об уступке, следует признать недопустимым.

Момент перехода права требования к цессионарию по договору цессии. Статьи по предмету Гражданское право

МОМЕНТ ПЕРЕХОДА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ К ЦЕССИОНАРИЮ ПО ДОГОВОРУ ЦЕССИИ

Е.А. РЫЖКОВСКАЯ

Относительно момента перехода права собственности на вещь к ее приобретателю по договору российское гражданское право исходит не из системы соглашения, а из системы передачи, связывая этот момент с моментом передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Это норма не может быть использована при определении момента перехода права требования к цессионарию, т.к. вещи и имущественные права являются разными видами имущества в системе объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

В свое время в п. 11 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), доведенного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 [1], был сделан вывод о том, что «невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 385 ГК РФ, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования). Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки».

Это интересно:  Договор залога прав по дду образец

Законодатель сегодня закрепил вышеуказанную позицию, выработанную судебной практикой, в п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, где предусматривается, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Однако необходимо заметить, что выглядит не совсем логичным помещение нормы о моменте перехода требования к цессионарию в статью под названием «Права и обязанности цедента и цессионария». Представляется, что было бы целесообразнее посвятить такому вопросу отдельную статью. Ведь переход права требования является тем правовым результатом сделки цессии, к которому стремятся ее стороны, в силу чего важность правильного и точного определения этого момента очевидна.

В соответствии с п. 2 ст. 826 ГК РФ при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

В ст. 5 (b) Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, принятой в Оттаве 28.05.1988 (Российская Федерация присоединилась к этой Конвенции — Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 86-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям»), установлено, что положение факторингового контракта, согласно которому будущие денежные требования предназначены для уступки финансовому агенту по мере их поступления, не требует заключения какого-либо нового акта об уступке требования [2].

В соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции Организации Объединенных Наций об уступке дебиторской задолженности в международной торговле, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 года N 56/81 [3], в отсутствие договоренности об ином уступка одной или более статей будущей дебиторской задолженности имеет силу без необходимости совершения дополнительного акта передачи для уступки каждой дебиторской задолженности.

При рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее.

Выводы судов трех инстанций о недействительности договора уступки являются ошибочными. Стороны поставили приобретение цессионарием спорного права требования и утрату его цедентом в зависимость от поступления полной суммы оплаты. Истолковав указанные положения этого договора, суды сочли, что переход прав от банка к обществу не состоялся, а неисполнение обществом обязательств по оплате в полном объеме влечет его недействительность.

Между тем названные условия договора уступки на его действительность не влияют, так как согласуются с принципом свободы договора (статья 421 Кодекса) и не противоречат параграфу 1 главы 24 Кодекса, который не содержит положений, исключающих возможность включения в договор, на основании которого совершается уступка прав, положений, обусловливающих момент перехода уступаемых прав от цедента к цессионарию исполнением последним своих обязанностей по оплате приобретаемого права. Таким образом, правовая позиция по данному делу предусматривает, что условие договора уступки права требования, предусматривающее переход права после его оплаты, не может являться основанием для признания этой сделки ничтожной [13]. Изложенная позиция представляется логичной и обоснованной.

В другом деле Арбитражный суд Северо-Западного округа анализировал договор уступки, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает на себя право требования цедента по договору поставки. Хотя и нет возможности увидеть подлинный текст договора цессии, из формулировок судебного акта можно предположить, что стороны заключили договор уступки (купли-продажи) права требования, в котором сливается в один документ обязательственная сделка — основание уступки и распорядительная — сам акт передачи права, определив момент перехода права к цессионарию в соответствии с п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, т.е. привязав его к моменту заключения договора. Договор уступки определял, что право требования цедента передается цессионарию в том объеме, который существовал на момент заключения договора, что подтверждается реестром отгруженных накладных. Согласно договору уступки цедент обязан передать цессионарию в 10-дневный срок с момента полной оплаты уступаемого права требования все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), а оплата уступаемого права должна быть произведена цессионарием в течение 10 дней с момента подписания договора.

Кассационная инстанция отказала цеденту во взыскании задолженности по договору уступки права требования, руководствуясь следующим. По своей правовой природе переход прав требования по возмездной сделке является продажей имущественных прав. В соответствии с ГК РФ его общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Стороны предусмотрели в договоре предварительную оплату уступаемого права требования (такой вывод кассационной инстанции противоречит вышеприведенному выводу о том, что цедент передал требование цессионарию в момент заключения договора цессии). Согласно ГК РФ в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила статьи о встречном исполнении обязательства. Последствия неисполнения обязанности по предварительной оплате урегулированы нормами ГК РФ, которые исключают возможность ее принудительного истребования, поэтому требования цедента не основаны на законе.

Суд также посчитал, что первоначальный кредитор не выбыл из обязательственного правоотношения в момент заключения договора уступки, поскольку не передал цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), в том числе реестр отгруженных накладных и сами накладные, которые являются первичными бухгалтерскими документами, подтверждающими сумму задолженности по договору поставки, в связи с чем право требования к новому кредитору не перешло, а значит, отсутствуют основания для взыскания с цессионария платы за уступаемое право требования.

Приведенные выводы кассационной инстанции выглядят сомнительными в случае, если переход права требования действительно состоялся в момент заключения договора уступки, а условие о его оплате в кредит суд неверно квалифицировал как условие о предварительной оплате. Кроме того, отождествление исполнения цедентом обязанности по передаче цессионарию документов, подтверждающих уступленное требование, с моментом его перехода прямо противоречит действующему законодательству [14].

Это интересно:  Договор об отчуждении исключительного права предмет

Обусловленность момента перехода требования к цессионарию моментом полной оплаты им требования с практической точки зрения весьма целесообразна для снижения рисков цедента, заключающихся в возможном банкротстве цессионария. Действительно, предположим, что A. (цедент) заключил с B. (цессионарий) договор, по которому право требования переходит к B. в момент заключения такого договора и подлежит оплате в течение 30 дней. До исполнения обязательств по оплате перешедшего требования B. (уже являющийся обладателем этого права) признан банкротом. В такой ситуации требование поступит в конкурсную массу банкрота, а A. встанет по общему правилу в третью очередь в реестре требований кредиторов B., и, скорее всего, не получит удовлетворения своих требований в конкурсном производстве. В то время как если бы такой договор цессии был сконструирован как консенсуальный, т.е. если бы стороны оговорили, что право требования цедент передаст только после полной его оплаты цессионарием, первоначальный кредитор был бы защищен в достаточной степени от рисков банкротства цессионария, т.к. по правилам ст. 328 ГК РФ в случае несостоятельности последнего и неоплаты по договору цессии цедент мог бы просто воспользоваться правом на отказ от исполнения договора цессии и минимизировал бы размер своих убытков.

То же замечание касается перехода будущего требования, которое в соответствии с п. 2 ст. 388.1 ГК РФ, если иное не установлено законом, переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее. Так или иначе, согласно смыслу этой нормы будущее требование не возникает сразу у цессионария, а переходит к нему от цедента, а значит, на какое-то время (на 1 «юридическую секунду») сначала возникает у цедента. Причем норма не предусматривает обратного действия правового результата уступки: момент перехода права — момент его возникновения, не ранее. Более поздний момент перехода может быть установлен договором, более ранний — только законом. Но если закон не установил таких случаев, а цедент признан банкротом, должно ли требование перейти к цессионарию или должно быть аккумулировано в конкурсной массе? Действующее законодательство не позволяет, к сожалению, однозначно ответить на этот вопрос.

Список литературы

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Момент перехода права требования по договору цессии

Момент перехода права требования к цессионарию по договору цессии

В соответствии с п. 2 ст. 826 ГК РФ при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Обусловленность момента перехода требования к цессионарию моментом полной оплаты им требования с практической точки зрения весьма целесообразна для снижения рисков цедента, заключающихся в возможном банкротстве цессионария. Действительно, предположим, что A. (цедент) заключил с B. (цессионарий) договор, по которому право требования переходит к B. в момент заключения такого договора и подлежит оплате в течение 30 дней. До исполнения обязательств по оплате перешедшего требования B. (уже являющийся обладателем этого права) признан банкротом. В такой ситуации требование поступит в конкурсную массу банкрота, а A. встанет по общему правилу в третью очередь в реестре требований кредиторов B., и, скорее всего, не получит удовлетворения своих требований в конкурсном производстве. В то время как если бы такой договор цессии был сконструирован как консенсуальный, т.е. если бы стороны оговорили, что право требования цедент передаст только после полной его оплаты цессионарием, первоначальный кредитор был бы защищен в достаточной степени от рисков банкротства цессионария, т.к. по правилам ст. 328 ГК РФ в случае несостоятельности последнего и неоплаты по договору цессии цедент мог бы просто воспользоваться правом на отказ от исполнения договора цессии и минимизировал бы размер своих убытков.

Уступка права требования по кредиту (Договор цессии)

В последнее время в кредитной сфере все чаще звучит выражение «договор цессии». Многие банки через своих звонящих недвусмысленно намекают заемщику, что банк «продаст долг» или «продал долг» коллекторскому агентству. «Продать долг» юридически неграмотная фраза, которая должна внушить заемщику ужас, страх, трепет или еще что-то, чтобы он сломя голову бежал и платил столько, сколько ему скажут по телефону. Юридически грамотнее сказать передача права (прав) требования по обязательству (кредитному договору). Самый животрепещущий вопрос : «Могут ли банки передать право требования по кредиту коллекторскому агентству?» Ответ — увы, могут, НО ТОЛЬКО ЕСЛИ ТАКОЙ ПУНКТ ЕСТЬ В ВАШЕМ ДОГОВОРЕ. Если такого пункта нет, то коллекторское агентство очень сильно рискует, поскольку в суде такой договор цессии можно будет признать недействительным (ничтожным). Первое что мы рассмотрим — это непосредственно само определение цессии, дабы понимать о чем пойдет речь. Далее приведем нормативно-правовую базу со ссылками на Гражданский Кодекс РФ и Постановление Верховного Суда России.

Договор цессии (уступки прав требования)

Покупка задолженности – распространенная практика. Необходимость в такой процедуре обычно возникает у банков и других кредитных организаций, столкнувшихся с недобросовестными клиентами-заемщиками. Заключается договор цессии, как правило, между юридическими лицами, однако участниками сделки вполне могут быть и физлица, в том числе ИП.

Суть сделки – в перемене лиц в обязательствах. В рамках данного соглашения происходит изменение существующих правоотношений: первоначальный кредитор (цедент) уступает свои право требования третьему лицу (цессионарию). По закону передавать можно не только существующие права, но и те, которые возникнут в будущем.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, www.justicemaker.ru, mainurist.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector